Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Путешествие в Турабдин

Фото: Hemis / Serrano Anna / Diomedia.com


Путешествие в мир древнейшего православного народа планеты
Подробнее
Александр Рыбин

Речь в статье идет , конечно, не о грекоправославных (вроде греков, русских, грузин и так далее), а о об ассирийцах, являющихся прихожанами  Сирийской Православной Церкви, которую грекоправославные обычно называют сирояковитской, в лучшем случае - "сироправославной", ибо церковь сия "монофиситская", а следовательно, по мнению грекоправославных, является " еретической и не входит в элитную  семью почитателей семи " вселенских" соборов.



Арамейский язык называют языком Иисуса Христа. Считается, что именно на арамейском говорил основатель христианства. Сегодня лишь в двух местах в мире продолжают общаться и проводить церковные службы на этом древнем языке: в поселке Маалюля в Сирии недалеко от Дамаска и в регионе Тур-Абдин на юго-востоке Турции. Сюда и отправился корреспондент «Ленты.ру».

Носителей арамейского языка обычно называют ассирийцами, хотя сами себя они называют «сурио», а турки зовут их «суриянами». Именно ассирийцы первыми массово приняли христианство. В настоящее время большинство из них относятся к Сирийской православной церкви (в русской литературе ее еще именуют Сиро-Яковитской). Их церкви и монастыри старейшие в мире, но попасть туда нелегко.

Ровесники христианства

Тур-Абдин — неофициальное название горной области на стыке двух провинций Мардин и Ширнак, расположенных между городами Хасанкейф, Мардин, Нусайбин и Джизре. Городок Мидьят в центре области считается неофициальной столицей турецких ассирийцев. В старой, восточной части города шесть церквей и монастырей. Пройти мимо этого района очень сложно. Но чтобы упростить себе маршрут, достаточно спросить у любого из местных жителей: «Нареде килисе?» («Где церковь?») И вам обязательно покажут.

Узкие, типичные для ближневосточных городков улочки с домами, сложенными из бежево-золотистого камня, удивляют обилием зданий с типично христианской, а не мусульманской символикой. Мы привыкли видеть подобную застройку в окружении мечетей, медресе и мусульманских мавзолеев. А самые высокие сооружения в старой части Мидьята — колокольни. Ассирийские колокольни — отличительная черта именно ассирийского православия — увенчаны многомерными крестами: перекрестье ориентировано на четыре стороны света.



В старой части Мидьята имеется шесть церквей и монастырей
Фото: Martin Siepmann / Globallookpress.com

У церквей, как и у местных домов, есть дворы, отгороженные от улицы высокими каменными стенами. Здания в Мидьяте вплотную лепятся друг к другу, но вход в церковный или монастырский двор отмечен каменным крестом над дверью, иногда в сопровождении надписи на арамейском. Арабская вязь вышла из арамейской письменности (между ними было еще промежуточное набатейское письмо), поэтому они схожи. Однако отличия тоже заметны: арамейская письменность более угловатая, менее округлая и не такая размашистая.

Самый значимый ассирийский храмовый комплекс в городе — монастырь Мар Абрахам (местные его так и зовут — «монастир»). Помимо прочего, он широко известен своей винодельней, где используются исключительно местные сорта винограда, как рассказывают, не произрастающие в других регионах Ближнего Востока. Вино можно купить здесь же.


Возле монастырского комплекса — лагерь сирийских беженцев. Они заняты тут на сельскохозяйственных работах. В монастыре можно увидеть типичную для региона (но отнюдь не для всего ассирийского православия) иконопись — иконы на тканях. Яркие, сочные картинки евангельских и библейских деяний человеку русской православной культуры могут показаться немного «мультяшными». У ассирийцев нет того пафоса, глубины скорбных и других эмоций на лицах святых, как в русской иконографии. «Сурияне» словно пытались изобразить детски наивное счастье жизни даже там, где запечатлены мучения и скорби. Это очень своеобразная живопись, и равнодушным она не оставляет никого.



В Мидьяте сегодня проживает порядка ста ассирийских семей
Фото: Hemis / Serrano Anna / Diomedia.com

Чисто ассирийским назвать старый Мидьят невозможно. Теперь там проживает достаточно много курдов. Самих ассирийцев насчитывается порядка 100 семей. Всего в области Тур-Абдин осталось не более 2000 ассирийцев. До Первой мировой войны их там было около 500 тысяч человек. Причина депопуляции — политика геноцида (наряду с геноцидом армян и понтийских греков), проводившаяся Османской империей с 1915 по 1918 год. Турецким религиозным фанатикам и националистам тогда активно помогала радикальная часть курдов, исповедовавших суннизм. До геноцида Мидьят населяли в основном ассирийцы, курды-езиды и армяне. От резни спасались бегством в Сирию, Ирак, Россию или Европу.

Ассирийцы пришли на эти земли с юга более 3000 лет назад. В результате военных побед Ассирийское царство активно расширялось в то время. К началу нашей эры ассирийцы основательно укоренились в Тур-Абдине. В первом веке они уже принялись за строительство христианских церквей.

«Найдите семью с ключами»

В путеводителях обычно сообщается, что старейший монастырь в регионе (но, пожалуй, и в мире вообще) — Мар Габриеле, построенный в 397 году. На самом деле самый древний храм находится в деревушке Хах километрах в 30 к северо-востоку от Мидьята. Церковь Девы Марии (ассирийское название — Идто д’Йолдаз-Алохо, турецкое — Марьямана килисе) заложили еще в первом веке нашей эры, завершив, правда, строительство то ли в пятом, то ли в шестом веке. Считается, что именно тут проходили трое волхвов, направлявшихся в Вифлеем.

У церкви своеобразные кубические купола. Чтобы попасть внутрь, необходимо найти дом семьи, которая хранит ключи от церкви. На самом деле это типичная ситуация для Тур-Абдина. Местный исследователь ассирийской культуры Осман Юлдыз объяснил мне, что попасть можно в каждую церковь. «Но большинство закрыты, так как паствы почти не осталось. Церкви открывают для службы по особо почитаемым православным праздникам. Ключи от церкви в каждой деревне хранятся у одной из местных семей. Найдите семью с ключами, и они обязательно вам откроют двери», — напутствовал Осман.





Дорога из Мидьята в Хах идет через деревушку Заз. Здесь проживают всего три ассирийские семьи. А еще в деревне есть церковь Мар Димет, построенная в VII веке. При церкви живет единственный иеромонах.

Другие важные храмы Тур-Абдина: монастыри Дейр-уль-Зафаран, Мар Габриеле и Айнивардо. В Айнивардо можно попасть сразу из монастыря Мар Абрахам в Мидьяте. Мимо Мар Абрахам идет хорошая асфальтовая дорога, она минует лагерь сирийских беженцев, а через десять километров упирается в Айнивардо. Сюда из города периодически ходит маршрутка. Этот монастырь примечателен тем, что выстроен как крепость. И тут же — типичная ассирийская колокольня с многомерным крестом.

Мар Габриеле находится в 10 километрах от Мидьята в сторону города Джизре. Нужно свернуть с основной дороги (имеется указатель), и через пару километров вы на месте. Сейчас в монастыре проживают 60 человек — монахов и насельников. Вход — пять турецких лир. Но если сообщить ассирийцам, взимающим плату, что вы русский и православный, то пустят бесплатно. Посетителей должен сопровождать гид, чтобы не помешать случайно монахам в их повседневных делах. Старейшая часть монастыря почти полностью лишена какого-либо декора. Это в основном голые каменные стены с выбитыми на них надписями на арамейском и крестами. В небольшой церкви, где регулярно проходят службы, — иконы на полотнах, выполненные местными монахами.

Дейр-уль-Зафаран, или Шафрановый монастырь, названный так по цвету камней, из которых он сложен, — в пяти километрах к юго-востоку от Мардина. Добраться из города можно либо пешком, ориентируясь по указателям, либо на такси. За вход в монастырь придется заплатить шесть лир — тут обслуживающий персонал состоит из турок и курдов, и для них не имеет значения ваше вероисповедание.





Вообще, Дейр-уль-Зафаран — самое туристическое место из всех храмов Тур-Абдина. Каждый день здесь собираются толпы местных и иностранных туристов. До нашей эры это была римская крепость, но в 493 году местные христиане превратили ее в монастырь. С 1160 по 1932 год тут располагалась резиденция патриарха Сирийской православной церкви. Вокруг множество сельхозугодий, принадлежащих церкви. В самом монастыре работают ресторан и сувенирная лавка (в других храмах Тур-Абдина подобного нет).

Не менее интересны три пещерных монастыря на вершинах окружающих гор, все давно заброшенные. Попасть сюда можно пешком и без специального снаряжения — по пастушьим тропкам. Лучше всех сохранился монастырь Девы Марии. Здесь даже частично сохранилась роспись над алтарем. На соседней вершине некогда был монастырь Святого Якова: до наших дней дошли не только культовые, но и хозяйственные постройки. А вот от монастыря Святого Анания уцелели лишь немногочисленные помещения, вырубленные в скальной породе.

Лучшее время для посещения Тур-Абдина — Пасха и пасхальная неделя. В это время в большинстве церквей проводятся службы — приезжими или местными священниками. Можно услышать, как читают молитвы на языке Иисуса и увидеть традиционные облачения ассирийских священнослужителей — совсем не такие, как у русских.


Рукописи удалось спасти






Ценные манускрипты и старинные книги монастыря святых Мар Бехнама и сестры его Сары в течение более чем двух лет игиловской оккупации хранились в тайнике в одном из подземелий монастыря.

Когда силы соседнего курдского региона, захватившие равнину после падения режима Саддама Хусейна, поздним августовским вечером 2014 года неожиданно объявили, что они покидают территорию, у монахов не оставалось времени для организации вывоза книг и рукописей.
Оставалось идти на риск - спрятать и в самом монастыре ...

Тогда, во время вынужденного бегства, никто ни мог предположить как долго продлится оккупация.
Некоторые полагали, что ситуация исправится в самое ближайшее время.
Другие вспоминали о трагическом опыте потери древнейших монастырей в прошлые века.
Большинство из них, вместе с хранившимися в них рукописями, оказались утеряны навсегда.

А ведь это были сокровища духа, в котором сегодня так нуждается наш народ!


Роланд Биджамов
10 августа 2014 г.

Надпись из ассирийской церкви Мар Муше в Кочанисе




Сирийская надпись на этом фрагменте, хранящемся во дворе Музея турецкого города Ван сообщает, что церковь Мар Муше в Кудшанисе (Кочанис, ныне Конак в провинции Хаккяри) была реконструирована в 1702 году (2013 селевкидской эры).
Фрагмент представляет собой каменную резную перемычку, которая устанавливалась над входом в храм и составляла с ним одно целое.
На нем изображены три традиционных креста Церкви Востока, с их характерными концами лепестковой формы.
Памятная надпись внизу в центре под главным крестом гласит:
ܐܬܚܕܬ ܗܝܟܠܐ ܗܢܐ ܫܒܼܝܚܐ ܒܫܢܬ ܐܐܝܓ ܕܝܘܢܝ̈ܐ ܒܪ̈ܝܟܼܐ
"itkhaddath haykla hana shvikha ba-shnath 2013 d yawnae brikhe
"Обновлен сей славный храм в год 2013-й благословенных греков".
Заметим, 2013-й год селевкидской эры соответствует 1702 году от Р. Хр.

Надпись сверху по фронтоне сообщает: ܐܫܬܟܠܠ ܗܝܟܠܐ ܗܢܐ ܩܕܝܫܐ ܕܣܗܕܐ ܙܗܝܐ ܡܪܝ ܡܘܫܐ ܡܢ ܣܝܥܬܐ ܕܡܪܝ ܐܘܓܝܢ ܛܘܒܼܢܐ
"Ishtaklal haykla hana qadisha dsahda zahya Mar Moshe min si-ta d mar Awgen Tuvana.

"Завершен этот святой храм блистательного (светлого, славного) мученика Мар Муше из дружины Мар Авгена Блаженного".


Мар Муше, также как и сотни других ассирийских церквей и памятников в Хаккяри был оставлен в конце лета 1915 года, во время Исхода из Страны(АТРА).

©Роланд Биджамов
14 августа 2016

P.S. А теперь обратим внимание на этот Крест, установленный по благословению католикоса-патриарха всея Грузии блаженнейшего Илии II в Батумском ботаническом саду несколько лет тому назад. Есть что-то очень близкое в орнаменте и манере резки этих крестов.

Монастырь Церкви Востока в Узбекистане ܕܝܪܐ ܕܥܕܬܐ ܕܡܕܢܚܐ ܒܐܘܙܒܟܣܬܢ ܀


Сулеймантепа - место раскопок несторианского храма в Ургуте.



Цитируется по статье Анвара Ходжаниязова

"Несторианский храм (монастырь)"


"По приезду в Ургут мы направились на поиски развалин древнего несторианского храма. И опять нужно было ехать вверх по Ургутсаю, в сторону Чор Чинора. Ни мой проводник Гулом, ни водитель Шодмалик не знали точного месторасположения этого археологического памятника. А судя по отрывкам из некоторых источников, где-то здесь также нашили и остатки буддийского монастыря. Один из молодых местных жителей все же помог нам найти это место, оказавшееся совсем рядом – где-то в двух километров от Чор-Чинара. Мы проезжали по узким улицам верхнего Ургута, поворачивая то влево, то вправо. Дорога здесь уже местами была грунтовая. И вот в одной из махаллей мы остановились и пошли дальше пешком по пересеченной местности - по тропинке между холмистыми огородами соседних участков. В одном из таких участков, посреди огородов, пустырей и редких домиков находится так называемое Сулеймантепе (Сулаймон-Тепа - холм Сулеймана) – археологические раскопки средневекового несторианского монастыря.

Начиная с VII века в центральных и восточных районах Средней Азии возрастают христианские общины. В период с IV по VIII вв. в Согде, Хорезме, Чаче и Уструшане (часть Джизакской и Сырдарьинской областей, а также северо-запада Таджикистана) выпускаются монеты с изображением несторианского креста. Абу Бакр Наршахи рассказывает о христианском храме в Бухаре, близ ворот Аттарон, на месте которой была возведена мечеть, и которую многие из исследователей связывают с мечетью Калян. Здесь же, в Западном Согде, была найдена серия монет с несторианскими символами. Среднеазиатский историк арабского происхождения Абу Са’д Ас-Самани свидетельствовал, что в Бухаре находилась мечеть Аш-Шам (Сирийская), отождествляемая с мечетью Бану Ханзала, на месте христианской церкви, упоминаемой в X веке. Хотя сама мечеть Бану Ханзала, но некоторым источникам, была основана в VIII веке при завоевании Бухары ибн Кутейбой.



На левобережье Заравшана, в 20 км к юго-востоку от Самарканда, в окрестностях селения Дурмен (Дорман, по другим данным возле селения Пастдаргом) в 1986 году в результате археологических раскопок небольшого холма было обнаружено несторианское погребение. Были найдены различные предметы вооружения, набор инструментов, равноконечный крест из тонкого золотого листа нашитый на одежду, обломок золотой монеты, две серебряные пряжки, зеркало, обломки костяных орнаментированных пластин и многие другие предметы, характеризующее дано погребение как захоронение смешанного типа, где христианизация племени в урочище Дурмен уживались с языческими представлениями.

Интересное описание приводит Абдул Касим Ибн-Хаукаль, рассказывающий о существовавшем здесь еще в X в. христианском селении Вазкерд (Вазд, Вазгерда) в горной местности Шавдар (Савдар, Шавдор), находящимся в 4 фарсах от Самарканда. Арабский географ говорит о прекрасном климате здешних гор, о красивых реках текущих к селениям, о большом улове рыб в запрудах, о здоровом населении и о Церкви расположившейся на горе Шавдар, в кельях которой уединяются приехавшие сюда христиане. Церковь эта, по Ибн-Хаукалю, в которой много также и месопотамских (иранских) христиан, владеет недвижимой собственностью, а место, где она стоит – господствует над большей частью Согда. Описание этой местности, по мнению В.В. Бартольда, как раз соответствует окрестностям современного Ургута. Интересно, не гору ли «Аллаярон», что высится отдельным уступом над Ургутом имел ввиду Абдул Касим Ибн-Хаукаль


Литой горшок с крестом из Ургута. Фото с сайта (iranicaonline.org)

В разные годы В.В. Бартольд (в 1894 г.), В.Л. Вяткин (в 1902 г.) и М.Е. Массон (с 1932 г.) искали упоминаемые у Ибн-Хаукаля и Ал-Истахри христианские поселения Вазкерд (в Ургутском районе) и Винкерд (в землях Чача). Со временем были найдены кайраки (намогильные гальки), а также бронзовое кадило с изображениями праздников. Массивное бронзовое кадило, найденное в Ургуте в 1916 г., определено В.Н. Залесской как сирийское и датируется периодом понтификата патриарха Тимофея I (780-829 гг.). В это время особого подъема достигает миссионерская деятельность несторианского духовенства. На кадиле изображены сцены из Нового Завета: Благовещение, Встреча Марии и Елизаветы, Рождество, Крещение, Распятие, Жены мироносицы у гроба. На дне снаружи изображен рельефный крест с большими бусинами по концам креста. Это бронзовое кадило хранится в Государственном Эрмитаже Санкт-Петербурга. По мнению Г.Я. Дресвянской это кадило изготовлено в Ургуте по сирийским образцам. В самом же кишлаке Гус, возле холма Коктепе (зеленый холм) был обнаружен керамический горшок с литым крестом и имитацией сирийского письма.

Следует также отметить многочисленные следы пребывания христиан в горах Ургута в виде наскальных надписей. В свое время В.В. Бартольд в нескольких своих трудах упоминал фрагменты сирийских надписей и изображения крестов в окрестностях Ургута (местечко Суфиен). В 1922 году надписи в пещере были обнаружены ташкентскими студентами из Туркестанского университета. Были сделаны восковые оттиски и привезены в ташкентскую библиотеку, где с ними и ознакомился В.В. Бартольд. Надписи оказались на сирийском, согдийском, персидском и уйгурском языках. Позже, в 1955 году ургутские школьники, во время похода в горы, обнаружили пещеру с мумие, в который были надписи, чьи-то кости и книги. Позже эти находки были отосланы в Ташкент к известному ученному-археологу Г.В. Парфенову, который и определил высокую важность найденных арамейских, новоарамейских или сирийских надписей, являющихся литургическими языками древней Восточной Церкви. Что касается костей и книг, то это оказались не столь значимые находки, датируемые современностью, и скорее всего, книги здесь были спрятаны от Советской Власти.

К христианскому культовому сооружению относят вскрытое в 1973 году археологический объект Коштепа (двойной холм) возле селений Акмачит и Урамас в Ургутском районе Самаркандской области. В результате раскопок было выявлено прямоугольное здание с круглым залом, архитектурными особенностями близким к византийским храмам. Возраст памятника датирован VII-VIII вв. Здесь был найден венчик хума (большой сосуд) с тремя оттисками печати, где изображены две мужские фигуры, одна из которых в длинном одеянии с высоким головным убором. В левой руке этой фигуры - книга (возможно Евангелие), а в правой высокоподнятой руке он держит крест, осеняя склонившегося перед ним в коленопреклоненной позе мужчину в богатом одеянии и короне. Исследователи считают, что здесь передана сцена крещения лица знатного рода.



Но все же, средневековой христианский храм, упоминаемый Ибн-Хаукалем в селении Вазкерд, был найден украинским археологом и востоковедом Алексеем Викторовичем Савченко во время проведения Восточно-Согдийской археологической экспедиции. Изучая рукописи ибн Хаукаля, А. Савченко пришел к выводу, что в переводах этого труда - «Книге путей и царств» допускалась графическая ошибка в слове Вазкерд (Wzkrd), правильное написание которого - Варкуда (Wrkwd), а это уже прямое арабское произношение слова «Ургут». Такого рода ошибки, касающиеся неизвестных географических названий, могли совершать переписчики – писцы. Арабская графика изобилует диалектическими знаками – точками и запятыми, отделяющими буквы, и стоит только добавить или забыть один такой знак, как слово сразу же принимает другое значение и произношение.

В 1996 году началась эта археологическая экспедиция, но только в 1997 году в местечке Суфиен (Отшельник), находящемся выше Чор-Чинора, этот храм был найден. Искать руины монастыря, основываясь на древнее описание не просто. Приходится внимательно изучать топографию, расспрашивать местное население о названиях и найденных предметах в былые годы. В общем, найти в этом горном заселенном месте древний храм, весьма непросто. Но все же, удача улыбнулась археологам и случайным образом был найден этот архитектурный комплекс. В местечке Сулейман-тепе (Сулаймон-Тепе), на водоразделе Ургутсая и Кумлоксая, фермерский трактор случайным образом задел край холма, оголив кладку кирпичей. Прибывшие сюда работавшие неподалеку археологи под управлением А. Савченко были приятно удивлены – это было то, что они искали. Название Сулеймантепа произошло от жителя этого места - Сулеймана, который после Второй Мировой Войны построил здесь дом. В память о Сулеймане местные жители и назвали соседний холм «Сулаймонтепа». Раскопки продолжились в 1999 году, в ходе которых было вскрыто несколько помещений. По данным радиоуглеродного анализа керамики, был выявлено время основания монастыря – середина IX века. Позже были найдены некоторые предметы относящиеся к VII в.

Финансовые последствия дефолта 1998 года, позволили продолжить раскопки лишь в 2004 году. В результате было выявлено сооружение из жженого кирпича, ориентированного по сторонам света, типичного для христианских храмов. Были также раскопаны рухнувший арочный свод, а также железный нательный крест, скорее всего церемониальный. В целом, здание типично для караханидской эпохи IX-XI вв. В 2005 году работы были продолжены. Площадь раскопок составила 500 м2. Был найден алтарь с криптой (лестница, крытый подземный ход). Над алтарем росла чинара возрастом около 700-800 лет. Именно столько лет назад – в XIII веке при монголах, монастырь и был заброшен. В монастыре был открыт еще один алтарь и два нефа (вытянутое помещение, ограниченное рядом колонн).

Также были найдены керамические сосуды с оттисками христианских крестов, печать мастера-гончара, фрагмент ритуального блюда с оттиском креста, служившего, по-видимому, для подачи просфоры во время причастия. В нише храма была найдена лампада с маслом. В монастыре находилась лечебница, где практиковали хирургические операции. Также был найден 150-ти метровый тоннель, ведущий от горного ручья в монастырские колодцы, глубиной в 13-15 м. Стены монастыря – с двойной кладкой, каждая по 2,5 м в толщине. Такие мощные стены нужны были для защиты от горных селей и оползней. Сохранились фрагменты росписей на стенах внутри здания. Интересен тот факт, что на многих кирпичах виднеются отпечатки следов диких животных. По-видимому, когда строился храм, здесь были дикие места, где жили крупные млекопитающие, оставлявшие ночью следы на сырых кирпичах, сохнувших днем на солнце перед обжигом в печи. В целом здесь наблюдается архитектура сирийского каменного зодчества перенесенного в пахсу. Пол выложен тонкой керамической плиткой, покрытой алебастром.

В настоящее время памятник частично законсервирован. Приехав на место раскопок, я обнаружил здесь следы недавних археологических работ, но заросших уже свежей зеленеющей травой. Немного в стороне были сложены кирпичи. В некоторых местах виднелись остатки кирпичных стен (возможно фундамент монастыря). Глубокий колодец, по всей видимости - вход в крипту, был открыт. На железном согнутом плакате можно было прочитать: «Археологический памятник Сулаймонтепа. Взят под государственную защиту. Посторонним вход воспрещен!"

Полный текст статьи

Игиловцы взорвали монастырь святой Екатерины в иракском Телькейфе





Утром в четверг, 5 ноября, боевики террористической организации "Исламское государство" произвели подрыв католического монастыря святой Екатерины сестёр-доминиканок в городе Телькейф, в 18 километрах к востоку от города Мосул на севере Ирака.

Телеканал Иштар сообщает со ссылкой на Ассирийскую Обсерваторию прав человека, что зданию монастыря нанесён значительный ущерб.

Это не первый случай уничтожения монастырей, церквей, мавзолеев и памятников архитектуры древности, на территориях, находящихся под контролем ИГ, в том числе на Ниневийской равнине, которая была захвачена 7 августа прошлого года.

Ранее, 8 сентября 2014 года, в том же Телькейфе, игиловцы сняли кресты с куполов и осквернили халдейскую церковь Святого сердца Иисуса, а 3 марта сего года они взорвали городскую церковь Девы Марии.

С августа прошлого года, Ниневийская равнина лишилась полностью своего христианского населения.
200 тысяч человек вынуждены были бежать из своих родных домах.

Впервые за всю историю в Ниневии не звонят колокола.

Роланд Биджамов

5 ноября 2015 г.

Древний храм Ассирийской Церкви Востока в Туркменистане ܥܕܬܐ ܕ ܡܕܢܚܐ ܒܡܪܘ ܒܐܬܪܐ ܕܬܘܪܟܡܢܝܐ ܀






Видел я этот храм родной Церкви Востока ещё в далёком 1987 году, когда посетил его вместе с друзьями. Совсем по-другому он выглядел. Не так, как на фото. Скорее это был большой холм или курган. Но уже тогда угадывались в нем очертания церкви. Думалось мне, а не тот ли этот самый монастырь, в котором по сохранившимся историческим сведениям "несторианские" монахи похоронили бежавшего от наступающих арабов-мусульман последнего персидского царя Йездигерда III ?
Последний правитель державы Сасанидов, утонул во время бегства в реке Мургаб (Вода Смерти), ассирийские монахи выловили его тело и похоронили у себя в монастыре. По другой версии, его убили заговорщики, а тело бросили в арык, что было неслыханным для зороастрийцев святотатством.
Отмечается, что похороны Йездигерда и строительство мавзолея для его тела неподалёку от Мерва организовал несторианский епископ Илия — в память о том, что бабка шаха Ширин была христианкой.
То или это самое место, которое называется теперь "Хараба Кешк" и где с 2009 года идут интенсивные археологические раскопки?
Или впереди археологов ждут ещё более удивительные открытия?

И ещё ...Так получилось, что это был первый увиденный мной своим глазами храм церкви моих предков. Эти развалины были для меня живым свидетельством их миссионерского подвига, оставившего память о светлых лучах учения Христа, которое они донесли до самых темных и далёких уголков Азии.

А теперь я предлагаю вашему вниманию познакомиться с недавно опубликованной в Туркменистане статьёй.

Древний христианский храм Мерва

Руслан Мурадов
Международный журнал "Туркменистан"


На территории Государственного историко-культурного заповедника «Древний Мерв» в течение трех лет проводился цикл исследовательских и консервационных работ на уникальном памятнике архитектуры V–VI веков, известном как Хараба-кешк и представлявшем собой редкий тип раннехристианской церкви. Она существовала в то время, когда в Мерве при Сасанидах, исповедовавших зороастризм, возникли различные общины христиан – выходцев из Византии ( но и из Ирана, в первую очередь, прим. - Р.Б.)

Интерес к этим руинам, расположенным в 15 километрах севернее города Байрам-али, среди ученых существует давно, но лишь в 2009 году специалисты смогли приступить к раскопкам Хараба-кешка и предпринять неотложные меры для его дальнейшего сохранения. На это нацелен специальный проект Национального управления Туркменистана по охране, изучению и реставрации памятников истории и культуры и Научно-исследовательского центра Венеция – Восток (Италия), который получил спонсорскую поддержку от правительства округа Венеции. Два года назад в этом знаменитом городе состоялась официальная церемония презентации проекта «Хараба-кешк», которая освещалась на страницах итальянской прессы как еще один конкретный шаг на пути развития туркмено-итальянского сотрудничества в области культуры.

Инициатором и руководителем проекта стал профессор Габриеле Росси-Осмида, которого давно знают в Туркменистане: еще в 90-е годы он участвовал в раскопках профессора Виктора Сарианиди на Гонур-депе, а последние десять лет осуществляет собственный цикл раскопок на Аджи-куи – другом поселении эпохи бронзы в старой дельте реки Мургаб. Параллельно с этой масштабной работой он приступил к проекту исследования и консервации Хараба-кешка – поистине уникального памятника, который давно привлекал его своими загадками, ведь как это часто бывает с древними сооружениями, здесь больше вопросов, чем ответов. Тут, как и в других подобных случаях, потребовались немалые усилия – интеллектуальные, финансовые и технические, чтобы понять смысл памятника, его первоначальное назначение, точный возраст, познать этапы истории его функционирования и, наконец, выяснить, когда он был окончательно заброшен людьми.



По словам архитектора-реставратора Стефано Траканелли, руководившего полевыми работами на Хараба-кешке, эта сырцовая постройка длиной почти пятьдесят метров при ширине около десяти состоит из одного-единственного просторного зала с алтарем в торцевой стене. Когда-то здание перекрывали большие арки и своды, но спустя полторы тысячи лет сохранились только нижние части стен, которые еще предстоит раскопать и законсервировать.
Такие сильно вытянутые залы в древности называли латинским словом «базилика» и они были типичны для христианских храмов Малой Азии, в архитектуре которых ученые отмечают влияние Парфии и Рима. Подобную планировку христиане Мерва использовали при строительстве своей церкви, так как она связана с характером их культовой практики, но архитектура Хараба-кешка целиком выполнена в местной строительной традиции.
В свое время это убедительно доказала первооткрыватель памятника академик Галина Пугаченкова. Она тщательно обследовала его ровно 60 лет назад, осенью 1951 года, когда работала в составе знаменитой ЮТАКЭ – Южно-Туркменистанской археологической комплексной экспедиции и возглавляла архитектурный отряд, действовавший в древнемервском оазисе.

Итогом ее поисков стала обстоятельная статья в «Известиях Академии наук Туркменистана», ставшая потом единственным источником достоверной информации о Хараба-кешке.
Специалисты многих стран обращались к ней, чтобы выяснить структуру этого
интригующего объекта, спорили, выдвигали собственные гипотезы. Была даже версия, что длинное помещение церкви было не сводчатым, а просто открытым залом, вроде летнего кинотеатра, где проходили религиозные службы, и только алтарь был перекрыт куполом. Но все-таки большинство исследователей соглашались, что здесь стояла типичная для первых веков христианства однонефная базилика, распространившаяся в ту эпоху и позже на Ближнем Востоке и в Закавказье. Неф – это прямоугольное в плане внутреннее пространство храма, расчлененное аркадами или колоннами. Трехнефные церкви стали популярны в средневековой Европе, а однонефные – на Востоке, в тех странах, где христианские миссионеры нашли свою аудиторию.

Как известно, они появились еще в I веке в Парфии, куда бежали от массовых репрессий в Римской империи. В III веке уже целые общины последователей новой мировой религии поселились в Мервском оазисе, а спустя еще столетие в исторических хрониках упоминается епископ Мерва. Уже в наъше время археологи обнаружили к западу от Старого Мерва христианский некрополь той эпохи, а в самом Старом Мерве, на территории городища Гяур-кала, раскопали остатки овального в плане здания монастыря.

Но расцвет христианства в городах всей Центральной Азии наступил в V веке, когда здесь нашли убежище многочисленные сторонники обвиненного в ереси константинопольского епископа Нестория, выступавшего против обожествления Иисуса.
(А вот последнее утверждение уже чушь и клевета, повторяющаяся в веках. Для несториан Христос всегда имел две природы: Божескую и Человеческую, - прим. Р.Б.).
Вскоре Мерв, где мирно уживались зороастрийцы, буддисты и христиане, стал центром несторианской митрополии, возглавляемой митрополитом. В то время и был построен храм, который ныне носит название «Хараба-кешк», что в переводе с туркменского означает «Разрушенный дворец». Как на самом деле называлась эта церковь полторы тысячи лет назад – одна из ее тайн.


Восстановить ее историю позволяют новейшие исследования, в которых вместе с итальянскими коллегами участвовали архитектор Аннамурад Оразов из Государственного историко-культурного заповедника «Древний Мерв».
Он разработал проект реконструкции здания, пережившего несколько периодов функционирования. Очевидно, когда несториане ушли, бывшая церковь была капитально перестроена и продолжала использоваться уже в другом качестве еще очень долго. Среди находок, выявленных в этом году во время расчистки цокольной части здания, оказалась ремонтная кладка из квадратного жженого кирпича, а также много керамики, изделий из металла и даже монет, относящихся уже к XI–XII векам, когда достигло расцвета государство Великих Сельджуков.
И лишь после того, как глиняные своды центрального зала обрушились, люди оставили его, и постепенно вся постройка превратилась в высокий холм, а из памяти последующих поколений местных жителей выветрилось и прежнее название церкви. Сомнения скептиков в том, что эти бесформенные на первый взгляд руины действительно были несторианским храмом, окончательно развеяли находки этого года, когда реставраторы удаляли оплывы.

Время не пощадило столь замечательное сооружение, но даже то, что от него осталось, может многое поведать о культуре великого города Мерва в доисламскую эпоху. Вот почему важная задача реставраторов – максимально бережно сохранить этот реликт для будущих поколений.

Прочитать по теме: Мервская митрополия

E.И. Кычанов Сирийское несторианство в Китае и Центральной Азии.

Оригинал взят у serg_slavorum в E.И. Кычанов Сирийское несторианство в Китае и Центральной Азии.
Статья об истории Ассирийской Церкви Востока в Китае и Монголии. Примечание - пояснение по термину "несторианство" см. здесь.

Museum_für_Indische_Kunst_Dahlem_Berlin_Mai_2006_061.jpg
Процессия несторианских (ассирийских) священников в Пальмовое (Вербное) Воскресенье. Картина из христианской церкви в Гаочане. Сейчас находится в музее в Берлине.



Путь христианства несторианского толка на Восток начался из Персии. Персидская церковь сложилась в IV веке. В 410 году на соборе Персидской церкви в Селевкии были приняты правила и определения Никейского собора и примас Персии получил титул католикоса. В 424 год персидская церковь стала автономной, а на своём соборе 486 год она приняла несторианское вероисповедание, [1] .... На Эфесском соборе 431 года несторианство было объявлено ересью. Гонимые в Византии, несториане и расселились главным образом в Персии. С приходом арабов многие христиане из Персии бежали на Восток. [2]

Collapse )

Палестинский сборник. Вып. 26 (89). Филология и история. Л.: 1978. С. 76-85.